Добавить франшизу

Данная регистрация предназначена для владельцев франшизы. Для чего мне личный кабинет.

Налоговые аспекты франчайзинга: когда вас могут заподозрить в дроблении бизнеса

Мария Кизима, соучредитель «Франчайзинг-Интеллект», генеральный директор «Scale it», эксперт по юридическим аспектам франчайзинга и интеллектуальной собственности и Мария Ильяшенко, управляющий партнер, руководитель налоговой практики Юридического партнерства «Курсив», помогли нам разобраться в деле компании ZENDEN — франчайзера, которого заподозрили в дроблении бизнеса для минимизации налогов под предлогом франшизы. История поучительна для всех, кто работает или собирается вступить в систему франчайзинга.

Business man financial inspector and secretary making report, calculating or checking balance. internal revenue service inspector checking document. audit concept

Предыстория

«Франшиза = дробление бизнеса», «Франшиза под запретом налоговиков» — именно такими заголовками последний месяц пестрит интернет. Причиной ажиотажного интереса стало рассмотрение судебного спора группы компаний ZENDEN с налоговой инспекцией.

*отметим, что обстоятельства дела изложены на основании решения суда по делу А11-15678/2019, не вступившего в законную силу. Соответственно, трактовка может отличаться от реальных фактов хозяйственной жизни. Пожелаем успеха налогоплательщику в отстаивании своей позиции.

Суть спора: по мнению налогового органа, ООО «Дом одежды» (оптовая компания) минимизировало налоговую нагрузку, используя схему дробления бизнеса, прикрываясь системой франчайзинга. Налоговая экономия заключалась в том, что якобы ООО «Дом одежды» (франчайзер) включило в свою работу 22 подконтрольных индивидуальных предпринимателя (как бы франчайзи), которые осуществляли розничную продажу обуви, приобретенной у налогоплательщика ООО «Дом одежды» . При этом они не были самостоятельными предпринимателями в понимании налогового органа. Так как у франчайзера были большие обороты и большой штат, она не могла применять льготные системы налогообложения, поэтому, по мнению налоговиков, общество решило применить схему дробления (так похожую на франчайзинг), уклонялось от уплаты НДС и налога на прибыль.

Shining business businessman finance studio

Давайте попробуем разобраться

Стоит ли беспокоиться другим франчайзерам? Начнем с вопроса, почему вообще поднялась волна обсуждений? Одна из претензий налоговиков в этом деле сводилась к тому, что все 22 подконтрольных ИП работали под торговой маркой ZENDEN, а их основным поставщиком (для некоторых ИП — единственным) был налогоплательщик — оптовая компания ООО «Дом одежды». Данная модель развития бизнеса действительно в чем-то сходна с франчайзинговой. Но дело ZENDEN — это не дело о налоговом дефекте франчайзинговой модели бизнеса в чистом виде!

Российское законодательство не содержит понятие договора франчайзинга. Деловая практика следует по пути признания основой франчайзинговой модели работу под единым брендом и по единым стандартам, которая оформляется путем заключения договора коммерческой концессии (иногда лицензионного договора), регистрации такой сделки в Роспатенте. В деле ZENDEN есть работа под единым брендом, а предоставление прав на использования товарного знака (через заключение названных договоров) отсутствует. А следовательно, говорить о классической франшизе и наличии у налоговиков претензий именно к сути франчайзинга, преждевременно.

Также стоит отметить, что в рассматриваемом деле ZENDEN претензии налоговых органов не ограничивались обвинениями в работе 22 ИП под единым брендом. Указывалось и на иные признаки дробления: как весьма спорные, так и убедительные. В частности, в базе 1С ООО «Дом одежды» установлено наличие данных бухгалтерского учета ИП, списки сотрудников ИП, а также данные о передаче денежных средств франчайзеру, установлены факты трудовой миграции между разными ИП.[1]

Можно сделать вывод, что налоговые риски для компаний создает не франчайзинговая модель как таковая, а бездоговорное использование товарных знаков и других средств индивидуализации, обязательно сопряженное с другими признаками незаконного дробления бизнеса.

Франшиза - это плюс, а не риск!

На наш субъективный взгляд, грамотно оформленная франчайзинговая модель, наоборот, может снизить налоговые риски бизнеса. Так, в известном деле Гурман-KFC (А32-46644/2017) суд сделал важный вывод о том, что единый стиль оформления залов, стендов, форменной одежды работников, меню, цены, распорядок работы, порядок обслуживания посетителей не могут рассматриваться как признаки единой организации группы (и дробления бизнеса), так как связаны с исполнением условий договора коммерческой концессии (франшизы).[2]

Грамотно оформленная франчайзинговая модель объясняет передачу данных о выручке, иных данных бухгалтерского учета в целях контроля франчайзером за правильностью расчета роялти, для дачи франчайзером рекомендаций по более эффективному ведению бизнеса и т. п. Но, реальность франшизы должна подтверждаться не только документами, но и фактическими действиями сторон.

При квалификации действий как неправомерное дробление бизнеса определяющим является не столько взаимозависимость головной компании и структур, входящих в группу зависимых юридических лиц (-франчайзи), сколько реальность осуществления каждым из группы самостоятельной экономической деятельности (в организационном, финансовом и других ее аспектах) или, напротив, формальное «прикрытие» единой экономической деятельности.

Businessman holding pencil at big complete checklist with tick marks

Налоговой службой дан примерный перечень признаков, которые могут свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды с помощью схемы дробления бизнеса (Письмо ФНС России от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@), приведем несколько аспектов:

— дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения  или упрощенную систему налогообложения (далее — УСН)) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;

— участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;

— создание участников схемы (новых ЮЛ/ИП) в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;

— несение расходов участниками схемы друг за друга;

— прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.); — формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;

— отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;

— использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети «Интернет», адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.;

— фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;

— единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.

Close up police staff's hands unlocking handcuffs on male accused hand by key

Итак, когда же компанию могут заподозрить в дроблении бизнеса под прикрытием франшизы?

Незаконное дробление бизнеса — это всегда про незаконную налоговую экономию. И всегда про умышленное искажение структуры бизнеса. При незаконном дроблении бизнеса выявляют:

1) наличие группы взаимозависимых лиц — несколько формально самостоятельных компаний или ИП;

2) фактически ими осуществляется единая деятельность;

3) деятельностью этих компаний и ИП фактически (необязательно юридически) управляют одни и те же лица;

4) используются одни и те же материальные и трудовые ресурсы, финансовые ресурсы, средства индивидуализации;

5) целью деления (дробления/ разукрупнения/ создания новых) компаний является получение налоговых льгот или применение специальных режимов налогообложения, которые крупный бизнес получить не может.

приведём пример: вы ведете бизнес, который требует трудоустройства 150 работников. Но на упрощенной системе налогообложения есть ограничение по количеству работников. После достижения лимита в 130 работников вы теряете право на применение УСН. И вот, вы принимаете решение на 129-м сотруднике открыть новую компанию. 129 работников остаются в первой компании, а еще 21 трудоустраиваются в компанию, которая создается специально для сохранения права на УСН.

Четкого (и закрытого) перечня признаков незаконного дробления бизнеса не существует. Налоговики в письме № СА-4-7/15895@ выделяют 17 основных признаков незаконного дробления бизнеса. Мы на основе анализа судебной практики сегодня насчитываем более 120[3] признаков незаконного дробления бизнеса.

К таким дополнительным признакам относятся, к примеру, следующие:

— предоставление права подписи документов одной организации группы компаний другим работникам, осуществляющим трудовые функции в иных организациях группы компаний;

— получение значительным количеством сотрудников, замещающих должности, связанные с административной работой, дохода в двух и более организациях, входящих в состав группы компаний;

— наличие формальных кадровых перемещений (ряд работников, выполняя одни и те же функции, не изменяя фактическое место работы, переводится кадровой службой из состава сотрудников одного юридического лица в другое);

— регулярное оказание друг другу финансовой помощи организациями, входящими в группу компаний, а также неравномерное распределение прибыли, полученной в результате осуществления предпринимательской деятельности группой компаний, между ее участниками;

— нахождение организаций группы компаний в постоянном взаимодействии друг с другом (заключение договоров займа без осуществления возмездных отношений);

— неисполнение обязательств по оплате франчайзинговых платежей, в том числе за право использования товарного знака правообладателя (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.03.2021, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2020, решение Арбитражного суда Владимирской области от 29.11.2019 по делу № А11-2223/2017);

— свободное перемещение внутри группы компаний мебели, торгового оборудования без оформления сделок купли-продажи, аренды и т.п. (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 04.02.2020, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2019, решение Арбитражного суда Краснодарского края от 19.07.2019 по делу № А32-41885/2017).

Таким образом, на дробление бизнеса указывает, по мнению судов и ИФНС, тот факт, что один из участников, входящих в группу взаимозависимых компаний (ЮЛ/ИП), фактически управляет подконтрольными организациями и предпринимателями, безвозмездно осуществляя часть их функций: кадровое делопроизводство, наличие единственного поставщика, распоряжение денежными средствами, распоряжение имуществом подконтрольных обществ и т.д.

Указанные факты в совокупности свидетельствуют о том, что участники гражданского оборота не являются самостоятельными и независимыми субъектами предпринимательской деятельности, а фактически действуют как единый субъект предпринимательской деятельности (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.12.2018, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.09.2018, решение Арбитражного суда Кемеровской области от 18.06.2018 по делу № А27-27939/2017).

Кроме того, важно отметить, что в отличие от таких схем экономического взаимодействия, как франчайзинг, круг участников рассматриваемых (противозаконных) правоотношений является закрытым и включает в себя только взаимозависимых лиц, отсутствует какой-либо легитимный механизм присоединения заинтересованных в сотрудничестве сторонних субъектов.

И это ещё не всё, что рассказали Мария Кизима и Мария Ильяшенко специально для Buybrand.ru. В продолжении материала читайте о том, как минимизировать риски попасть под подозрения со стороны налоговых органов. Следите за обновлениями в разделе «Публикации» >>>

[1] Необходимо отметить, что сам налогоплательщик данные обстоятельства отрицает. В отсутствие дополнительных доказательств взаимозависимости и подконтрольности обвинения в незаконном дроблении бизнеса исключительно на основании использовании единого товарного знака (даже в отсутствие регистрации права на его использование) является однозначно необоснованным.

[2] Итоговое решение суда было негативным для налогоплательщика, так как все 11 организаций имели одного учредителя, единый управленческий аппарат, а платежи по банку осуществлялись с одного компьютера, что говорило, по мнению судов, о взаимозависимости и подконтрольности участников группы. Но тем не менее, это обстоятельство не умаляет важный вывод судов о том, что франшиза обосновывает использование единых средств индивидуализации разными компаниями.

[3] https://clck.ru/yTyFe

Франшизы
Комментарии 2
Мария
13.09.2022 08:07:52
Павел, большое спасибо за ваш комментарий. Ваша позиция по неправомерности действий госорганов понятна. Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть эти обстоятельства, т.к. не являемся стороной в деле. Размышляя о вашей ситуации, мы можем базироваться только на открытой информации в отношении судебного дела, тк иные материалы недоступны. Вероятно, имея доступ к расширенной информации - мы бы могли дать более точный анализ ситуации. В любом случае, Ваша позиция заслуживает внимания и уважения, в том числе по вопросам незначительности «миграции», незаслуженно не учтенном судами доводе о наличии у ИП и иных поставщиков, иных видов деятельности. В деле много вопросов, которые не позволяют согласиться с обоснованностью итоговых судебных решений по этому делу. Однако хотелось бы дать особый комментарий в отношении оформления франшизы. Сегодня чуть ли не каждое второе дело о дроблении бизнеса в своей основе имеет довод «о бездоговорном и безвозмездном» использовании товарных знаков. Российским законодательством устанавливается обязательность регистрации сделки в Роспатенте и возмездный характер использования чужих брендов (товарных знаков). Согласно толкованию главы 54 ГК РФ Франшиза - совокупность деловой репутации, коммерческого опыта и комплекса исключительных прав (где обязательным элементом является товарный знак). Поэтому мы не можем согласиться с вашим доводом, что это «не характерно для отечественных франчайзинговых сетей». Если предположить наличие франшизы между ООО «Опт» и ИП «Розница», было бы сложно говорить о выводе налоговой выгоды. Тк, фактически платежи по франшизе облагались бы по общей системе. При этом, если предположить, что отношения между сторонами складывались по модели товарной франшизы, то франчайзи не должен был бы платить отдельно «за вывеску». По сути, франчайзинговые платежи включались бы в товарную наценку. Все это могло найти отражение в договоре коммерческой концессии между сторонами. Это только один из вариантов оформления. А их множество. Можем предположить, что примерно такая модель и использовалась ООО «Дом одежды». Полагаем, стоило делать на ней акцент при отстаивании своей позиции в суде, в т.ч. с привлечением экспертов в сфере франчайзинга. Возможно, изложенные в статье мысли позволят вам и взглянуть на эту позицию под новым углом. А читателям - продумать на берегу оформление франчайзинговых отношений.
Павел
09.09.2022 10:42:46
Уважаемый автор, в Вашей статье есть несколько принципиальных ошибок, и в этом можно убедиться внимательно изучая мотивировку судов, которые были в пользу ZENDEN до вмешательства ЦА ФНС: 1. В изъятой у общества базе !!не было обнаружено бухгалтерского учёта франчайзи, также не было и движений по их расчетным счетам. Там были их выручки, и на это есть несколько причин - компания собирала сведения о продажах своего ассортимента по всем каналам сбыта (не только по 22 ИП) для возможности планировать будущие закупки и в рамках комиссионных договоров, как комитент. Данные причины логичны и не являются основаниями для подконтрольности франчайзи. Касательно самих изъятых дисков - экспертиза Минюста выявила в них !!более миллиона исправлений, совершенных после изъятия, и сейчас решается вопрос о возбуждении уголовных дел по факту фальсификаций со стороны налоговиков; 2. Миграция вообще «притянута за уши». В суд апелляционной инстанции четко указал на единичность таких случаев (дословно - их было всего 3% от общей численности компании). При этом каждый такой случай в суде рассматривался подробно по материалам допросов - сотрудники меняли работодателя по собственному желанию (переход на больший оклад, смена должности, переезд и тд), где-то франчайзи закрывались и в этом городе открывался собственный магазин компании; 3. Получение платы за вывески/торговый знак во-первых не характерно для отечественных франчайзинговых сетей; во-вторых это то, что дало бы следствию обвинить компанию в «выводе налоговой выгоды от франчайзи»!! Поэтому данный совет в корне не верный, и наоборот ухудшит положение налогоплательщиков. Уникальность же и причина почему ФНС так яростно нападает (не брезгая откровенной подделкой документов!) на ZENDEN кроется в области «кадровых проблем» ведомства - Павлов отказался договариваться и вынес тему «договорняков» в информационное поле. Теперь, проигрывая суд, многие руководители ЦА ФНС потеряют должности и по ним будут заведены уголовные дела. Посмотрите внимательно как проходили слушания на первом круге до вмешательства Званкова (он лично участвовал в кассации), сразу станет все понятно